Кодекс самурая - бусидо. Читать основные постулаты, положения.
21жов
История

Кодекс самурая - бусидо. Читать основные постулаты, положения.

Кодекс бусидо « 武士道, Путь воина»

Бусидо с японского буквально переводится как — «путь воинского мастерства». Это некий свод правил, принципов, требований поведения настоящего самурая, которого он бы придерживался в обществе и в сражении на протяжении жизни. Кодекс чести своеобразный аналог концепции европейского средневекового рыцарства, но со своими особенностями. О которых мы сегодня и поговорим.

Философия Бусидо родом из далекого прошлого (12-13 век). Изначально это было объединение общих воинских законов, принципов морали и почитание искусств. Полностью правила сформировались в период 16-17 столетий. В философском смысле они означают «путь смерти». Их главный принцип — «жить так, будто ты уже мертв».

«Путь воина» толкует о нравственных ценностях самураев и заключает в себе комбинацию из чести, достоинства, справедливости, гордости, самопожертвования и превосходного владения боевыми искусствами.

Рожденный от неоконфуцианства в эпоху Эдо (1600-1878 годы) и находясь под влиянием синтоизма и буддизма, он позволял самураю быть мудрым, терпеливым и безмятежным, давал веру в перерождение души, учил особому отношению к смерти и безразличию сохранения жизни.

Слово bushid впервые появилось в Японии в 18 веке в Кюй Гункан. Широкое распространение оно получило только после публикации в 1899 году на английском языке книги «Бусидо – душа Японии» писателя Нитобэ Инадзо, который первым официально «открыл и зарегистрировал» для мира японское рыцарство. В своем творении он утверждал: «Это неписаный и неизменный кодекс нравственных принципов самураев, которые требовалось исполнять. Чтобы стать настоящим японским воином, этот кодекс должен быть освоен».

Историк Артур Май Кнапп в произведении «Феодальная и современная Япония», изданном в 1896 году, рассуждал о том, что 30 лет назад любой воин жил по законам чести, послушания, исполнения долга, которые разрабатывались тысячелетиями. Для этого не требовались установленные правила. С самых ранних лет его обучали кодексу и этикету самосожжения. Данный инстинкт был у него в крови.

История до 16 века

Во многих японских литературных произведениях датируемых 16 столетием и ранее, существуют упоминания о бесстрашных храбрецах участвующих в сражениях, но термин bushid в текстах отсутствует до периода Эдо. В книгах и манускриптах 13-16 вв. перечисляется множество военных идеалов, но они не рассматриваются как ранние версии бусид.

Профессор истории Мюнхенского университета Карл Стинструп отмечал, что в японских сочинениях того времени буши предстает в своем природном элементе. Добродетели: безграничная смелость, самоотверженность, сохранение чести и достоинства, гордость, иногда бессмысленное, жестокое самопожертвование и слепая преданность человека хозяину в нем восхваляются и превозносятся.

Древние хроники Хэйкэ Моногатари (1371 год), отображающие войну за власть в Великой японской империи между двумя кланами – историческое название Война Гэмпэй, служили эталоном подражания для воинов поздних поколений. Идеалы, указанные в письменах, стали использоваться высшим сословием военачальников. Соблюдение их рекомендовалось в качестве верного формирования японского культивируемого человека.

Битвапри Фукухара-но гоше (Императорский дворец) в центре, битва при Икута-но Мори справа, битва при Ичинотани в верхней части и битва при Сума-но ура слева.

В 16-го веке, когда в государстве настал относительный мир, стали популярны взгляды сторонников периода Сенгоку и знаменитых Като Кийомаса и Набэсима Наосигэ. Идеи трепетно передавались из поколения в поколение. Като придерживался мнения, что воин, не постигший сущности Бусидо, не сможет легко расстаться с жизнью. И считал, что эти положения должны быть выгравированы в разуме настоящего самурая.

Като Кийомаса – грозный, жестокий военачальник, который запрещал солдатам чтение поэзии, пропагандировал и заставлял их изучать книги по военной тактике и особое внимание придавал выработке добродетелей: преданности и сыновней почтительности. По его мнению, мальчик, рожденный в доме воина, обязан овладеть длинными и короткими мечами и уметь с честью расстаться с жизнью.

По мнению Набэсима Наосигэ для настоящего самурая позор умереть без риска в бою. Для него понятие Бусидо значило быть «сумасшедшим до смерти». С его слов полсотни или более человек не смогут лишить жизни одного подобного воина, а каждый самурай должен уметь проявлять силу даже в низших слоях общества.

Устои 17-19 веков

Внутренние междоусобицы, продолжавшийся более 100 лет. С 1600 года в Великой японской империи воцарилась эпоха относительного мира (Пакс Токугава), которая продлилась до середины 19 столетия. Общественный класс самураев в эти годы управлял страной в сегунате Токугава и активно осуществлял полицейскую деятельность.

Литературные произведения того периода, посвященные Бусидо насыщены размышлениями о воинском сословии, которое ищет какое-нибудь применение своих боевых навыков и накопленного опыта в мирной жизни. Еще рассуждениями о продолжительной истории военных действий на землях феодальной империи.

В одном из литературных произведений того периода «Хагакурэ», связанным с Ямамото Тсунетомо и Тсурамото Тасиро собраны высказывания периода Сенгоку от Набэсима Наосиже относящиеся к Бусидо и философии начала 18 века, связанной с ним от Ямамото Тсунетомо.

Выход в свет «Хагакуре» датировано первыми годами 18 столетия. Писание не имело распространения и хранилось в статусе «тайное учение» клана Набэсима до последних дней эпохи Токугава (1867). Слова «Путь воина – это смерть» предполагало намерение принести себя в жертву, акцентировало внимание на чести и безукоризненной репутации, что и являлось кодексом бусидо.

Эпоха Токугава – время учений ронинов, тех, у кого нет ни личного господина, ни средств к существованию. Великий стратег Ямага Соко (1622 – 1685 гг.) в подробностях описывал моменты, связанные с бусидо – «кредо воина» и понятием шидо – «путь джентльмена», который предназначался для соблюдения и применения во всех слоях японского общества.

Японский философ и военный стратег при сегунате Токугава периода Эдо в Японии.Японский философ и военный стратег при сегунате Токугава периода Эдо в Японии.

Соко систематизировал вид «универсального бушидо» с упором на «чистые» конфуцианские ценности, жестко отвергая влияния Дао, подверженные мистике и буддизму. Одновременно он призывал объединить божественную сущность Японии с национальной культурой.
Утвержденные им радикальные концепции о преданности каждого японца Императору, независимо от занимающего статуса в обществе, породило конфликт с правящим сегунатом. По этой причине Соко сослали в область Ак, место получившее название «47 ронинов». Его труды в Японии не имели широкого распространения вплоть начала 20-го века, когда в страну пришел национализм.

Поздняя трактовка Бусидо Ямамото Цунэтомо более наглядно иллюстрирует философию, которая делала акцент на опыт, послушание и вызов. В итоге, она стала несовместимой с законами, утвердившимися среди населения страны.

Образы истинных бусидо цунэтомо — 47 ронинов, по мнению Тсунемото, были хитры, не постоянны, оттягивающие момент мести, а их успехи во многом приукрашены. В противовес этого Тсунемото был убежден, что настоящий самурай обязан четко исполнять свое предназначение, отметая все сомнения, невзирая на будущий успех или провал.

Несмотря на существующие разногласия с военным искусством, романтические нотки поддерживались воинами. Это раздвоение находилось в центре бусидо и составляло кодекс. Сочетание сложившихся противоречий традиционного бусидо с более «прогрессивной» его формой трактуемой Ямага Соко, привели в 20 столетие к росту амбиций в японских военных кругах.

Из фильма "47 ронинов"

19-21 столетия

В Японии и за ее пределами проводились исследования, цель которых была найти отличия между классом самураев и теориями бусидо, разработанными в современном восточном государстве. Было доказано, что в кодексе довоенного периода главенствующую роль занимал Император. Особую ценность имели беспрекословная верность и самопожертвование, что отражало эпоху Токугава.

Военная власть трактовала «Путь воина» как инструмент пропаганды, сфальсифицированный и усовершенствованный в собственных интересах. Ученые разделяют мнение, что «Бусидо», которое распространено в современном государстве, было не просто возрождением древних традиций.

Существует мнение, что дискурс бусидо возник в 1880-е годы в противовес английскому понятию «отношение джентльменов», навязанное японскому народу западной культурой. Интерпретация «Бусидо – душа Японии» писателем Нитобэ Инадзо направлено по тому же аналогу, но с использованием ранних веяний.

Пацифистское бусидо было заимствовано и адаптировано милитаристским правительством государства в начале 1900-х годов как национализм, который во время русско-японской войны быстро рос и усиливался.

Суицид генерала Ноги Марэсукэ вместе с женой из-за кончины императора Мэйдзи простые люди восприняли как возрождение умирающих принципов.

В ходе Второй мировой войны, бусидо использовалось милитаристской верхушкой, которая преподносила боевые действия как очищение, а смерть — исполнением священного долга. Кодекс был необходим, чтобы возродить традиционные ценности в «преодоление современности» и помочь каждому солдату биться до конца.

Принципы кодекса были призваны показать, что в боевой схватке все зависит от непоколебимой и единой души нации. После поражения в битве Атту, правительство попыталось доказать народу, что отданные жизни 2000 японцев были не напрасны. Они погибли, чтобы возродить боевой дух нации и вдохновить воинов на новые битвы.

Даже неоспоримые доводы о серьезной опасности и грозящем поражении касаемых сражения происходящего в заливе Лейте при участии всех японских кораблей, были противопоставлены мольбам о том, что морской флот «зацветет как цветы смерти».

Первые предложения военного руководства о проведении смертельных терактов среди солдат было встречено отрицанием, так как правила тех лет гласили, что надо уходить от смерти, а не стремиться к ней. Но катастрофическое положение страны привело к принятию суицида.

Подобные террористические действия провозглашались истинным духом бусидо.

Попавшие в плен японцы не говорили о жестоком с ними обращении, наоборот они заявляли, что получают хорошее лечение благодаря великодушию и щедрости бусидо. Журналистские интервью с заключенными считались не пропагандой, а проявлением сочувствия к врагу, на которое вдохновлял только кодекс чести.

Карта боевых действий при АттуКарта боевых действий при Атту

Постулаты Бусидо

«Путь воина» расширил и систематизировал первоначальные правила самураев, указав на долг быть бесстрашными воинами и телохранителями своим господам, а также вменив им в обязанность прислуживания хозяину в обыденной жизни. Кодекс требовал беспрекословной преданности, оттачивания военного мастерства, в случае бесчестья совершение сеппуки — ритуального самоубийства. В походе и на долгосрочной службе у господина, воин забывал о существовании родных и близких. Мера придумана, чтобы полностью избавиться от страха смерти и освободить сознание человека от всего, что привязывало его к жизни. Запрещались: ложь, жажда обогащения и наживы.

Идеалы, воспеваемые бусидо, требовали от японского самурая уронившего свое достоинство и не сохранившего честь, провести сеппуку со вскрытием живота (харакири). Только так он мог обелить свое имя.

В книге «Самурай: мир и воина» автор — историк Стивен Тернбулл описывает роль ритуального убийства в феодальной Японии: «Сеппуку для воина акт — мужества, его отличительная черта, в случае поражения, бесчестия или смертельной раны. Проведя ритуал, человек смывал с себя вину кровью, а его репутация оставалась незапятнанной и даже вырастала в глазах японцев».

Болезненный разрез живота трагическим образом освобождал дух самурая. Не у всех получалось сделать ритуал и принять ужасную смерть, иногда они просили друга или слугу во время агонии отрубить голову.

«Путь воина» широко распространился в Японии. С течением времени под воздействием социально-экономических особенностей характерных для самураев, которых насчитывалось в стране около 10% населения, правила менялись. Согласно переписи эпохи Мэйдзи (19 век) самураев которые ездили верхом, было 1 282 000, пеших с двумя мечами - 492 000 человек.

Некоторые версии bushid содержат сострадание к лицам находящимся в худшей ситуации, чем воин. Ранняя литература допускает у самурая проявление спокойствия, правил приличия и справедливости. Существовали четко сформулированные отношения между обучением и образом самурая — одно дополняло другое.

В Японии эксперты по философии бусидо рассматривали методы воспитания и ухода за детьми, как подготовку их к расставанию с жизнью – которая была конечной целью согласно кодексу воина. И это являлось главным достижением для самурая, но не гарантией «будущих наград» в загробной жизни. Амакуса Широ и другие известные самураи презирали жизнь и шли к этой цели.

Убеждения bushid противоречивы. Душа благородного воина бедствующая в аду часто воспевалась в японском искусстве и литературе, как способ его возрождения на престоле лотоса в раю.

Духовный лидер восстания в Симабаре, бунта японских христиан в начале периода Эдо.Духовный лидер восстания в Симабаре, бунта японских христиан в начале периода Эдо.

Важнейшие принципы bushid от Нитобэ Инадзо

Примеры некоторых из них:

  • Невероятная слепая преданность своему господину.
  • Достоинство и гордость делали воина уважаемой личностью. Понятие несло в себе полное самообладание, учтивость, немногословность, безупречные манеры.
  • Честность в отношениях и с людьми. Вера в справедливость. Воины брали на себя полную ответственность за принятые решения. Говорить, обещать и делать для них были равноценные понятия.
  • Истинный самурай должен обладать героизмом, мужеством, умом и силой духа. Если чувство справедливости не совпадало с чувством долга, воин совершал суицид (харакири).
  • Доброта и сострадание. Долг самурая по возможности помогать своим собратьям. Если такой возможности нет, следует ее отыскать.
  • Настоящий воин не должен быть жестокими, потому что ему не надо доказывать свою силу. Истинная его сила проявляется в трудные времена.

Современные переводы

Карл Стинструпп в 1970 первым перевел документы, относящиеся к bushid, как и исследования этических кодов Hj Sun и Imagawa Sadayo. В 1982 году Уильям Скотт Уилсон провел подробный анализ бусид и описал это в «Идеалы самурая: писания японских воинов». В тексте отражены семейные родословные, география, социальные классы Японии в разрезе многих столетий.

В 2008 году доктор философских наук Томас Клири перевел сборник из 22 трудов о бусидах воинах, ученых, политических деятелях, живших в период 14-19 веков. Свое мнение о мире самураев он вложил в основу книги «Обучение самурайскому разуму: учебник Бусидо».

Добавить комментарий

  • Смайлики і люди
    Тварини і природа
    Їжа і напої
    Активність
    Порожі й місця
    Предмети
    Символи
    Прапори

Натисніть на зображення, щоб оновити код, якщо він нерозбірливий